Александр Ширвиндт: «Даже если бы Миронов вдруг неожиданно выжил, это был бы даун 100%»

Александр Ширвиндт: «Даже если бы Миронов вдруг неожиданно выжил, это был бы даун 100%»

Александр Анатольевич был рядом с Андреем Мироновым в тот день, когда тому стало плохо на сцене во время игры в пьесе «Женитьба Фигаро». Как тогда сказали квалифицированные медики, аневризма была слишком крупной, поэтому спасти актера было почти невозможно.

Александр Ширвиндт

Проблемы со здоровьем у Андрея Миронова начались задолго до тех роковых гастролей в Латвии, когда и оборвалась его жизнь. «Эта история разворачивалась на моих глазах. Началось все давно, в Ташкенте, лет за семь-восемь до этого кошмара. У него болела голова, ему сказали, что у него что-то там есть, он отмахнулся. И в Риге он сказал на сцене, что у него голова болит, я отнес его за кулисы. А в то время в Риге был Всемирный съезд невропатологов», — вспоминает Ширвиндт.

Артист тогда переживал за друга. Миронов вскоре оказался на операционном столе, но, когда врачи приступили, то увидели аневризму диаметром 2,5 сантиметра. «Я помню, они вошли в реанимацию, прошло минут 15-20, и они вышли все белые как лист. В голове «разорвалась бомба». Потом я спрашивал, почему не оперировали. Мне сказали, что даже если бы он вдруг неожиданно выжил, это был бы даун стопроцентный», — рассказал Александр Анатольевич.

Александр Ширвиндт: «Даже если бы Миронов вдруг неожиданно выжил, это был бы даун 100%»

Андрей Миронов

По словам худрука, жить в состоянии овоща — мучение для любого человека. 86-летний Ширвиндт надеется, что он никогда не превратится в посмешище и обузу для других. 

Напомним, что первая жена Миронова Екатерина Градова утверждала, что Миронов мог бы прожить дольше, если бы вовремя обратил внимание на проблему и сделал операцию. 

«Мы были в хороших отношениях с Александром Николаевичем Коноваловым. Это один из лучших нейрохирургов в мире. И он сказал, что у Андрея аневризма. Аневризмы по статистике существуют 11-12 лет, потом разрываются. Он предложил ему операцию. Если бы ее сделали, он жил бы до ста лет. Но он отказался. Говорил: «Вдруг что-то не так сделают, и я буду писаться в кровати, буду овощем до конца жизни». И просил: «Я тебя умоляю, маме ничего не говори». И ровно через 11 лет после визита доктора аневризма разорвалась», — рассказывала ранее Градова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *